Добровольцы из Курчалоя

Автор: admin от 18-09-2014, 10:43, посмотрело: 720

0
Когда Нажади Хуцуруев из Курчалоя добровольно уходил на фронт, его последними словами были: «Я вернусь героем или не вернусь вовсе». Вместе с ним ушел на фронт и его друг детства Махмуд Ясаев. Они оба не вернулись домой с войны.
Еще в детстве я слышал, что мой дальний родственник Нажади Хуцуруев добровольно ушел на войну и пропал без вести. У Нажади было три брата и три сестры, он был самым старшим в семье. Перед войной он возглавлял комсомольскую организацию Курчалойского района. Старшие рассказывали, что он был худощавым молодым человеком высокого роста, под два метра. Все, кто его знал и помнил, отзывались о нем как о высокопорядочном  человеке. Когда началась война, Нажади развернул широкую компанию среди молодежи района, призывая их добровольно идти на фронт, защищать Родину. Однажды один односельчанин упрекнул его: «У тебя хорошая работа, чужих отправляешь на войну, а сам сидишь в тепле да в уюте». Нажади, оскорбленный этим упреком, в тот же день написал письмо в военкомат с просьбой добровольно отправить его в действующую армию. Сначала ему отказали, так как грамотных людей в селе не было, он, как специалист и комсомольский вожак, был нужен в райцентре - Курчалое. Но он был упрям и добился, чтобы его отправили на фронт.
О его поступке узнал его самый близкий друг и односельчанин Махмуд Ясаев. Таким образом, в далеком 1942 году двое добровольцев – два друга, Нажади и Махмуд, добровольно ушли на фронт защищать Родину. Точная дата их отправления неизвестна, однако первая весточка с  фронта пришла в конце 1942 года, во фронтовом письме сообщалось, что матрос Нажади Хуцуруев героически погиб в неравном бою с немецко-фашистскими захватчиками. Об этом письме мне часто рассказывал Увайс Берсанов, он умер недавно (Дала гечдойла цунна). Он в те годы уже умел читать и первым это письмо прочитал именно он. Увайс был 1932 года рождения, его  отец Абади  тоже погиб на фронте, и о нем долгие годы не было известно ничего, пока внуки через Подольский военный архив не нашли место гибели и захоронения своего деда, спустя 65 лет. 


Начало
В это день мне повезло. Совершенно случайно, совсем по другому делу я зашел к старому знакомому по имени Пурумзи (это имя ему дали в Киргизии в честь столицы Киргизской ССР города Фрунзе). Заговорив о делах, о работе, я сказал, что собираюсь написать о Нажади Хуцуруеве. Вот он и напомнил мне, что Нажади и его дядя Махмуд были близкими друзьями и что они вместе ушли на фронт добровольно. Пурумзи и его двоюродной брат Арби рассказал мне одну трогательную историю. Оказывается, у Нажади была любимая девушка, и он в начале войны собирался на ней жениться. Так вот, его возлюбленная, когда узнала о гибели своего любимого, дала обет, что никогда в жизни не забудет Нажади и до конца своих дней так и не вышла замуж.
Кроме этого, Пурумзи вспомнил и письмо своего дяди Махмуда, которое пришло с фронта. В этом письме красный боец рассказывал, как внезапно немцы напали на их гарнизон, который занимал позиции на острове Ханка. В этом сражении погибло много советских солдат. Махмуд после боя, в воронке от бомбового взрыва нашел смертельно раннего друга, тот, истекая кровью, сам себе читал отходную молитву - ясин. Нажади умер на его руках, после его смерти он вновь прочитал ясин и похоронил его в отдельной могиле. 
Махмуд об этом рассказал в своем последнем письме с фронта. После этого письма никаких вестей от Махмуда так и не было. Мать Махмуда, по словам его внука Пурумзи, писала во все инстанции письма, чтобы узнать что-либо о судьбе своего сына. Однако до конца жизни она не получила никакого ответа ни из военного архива, ни из Министерства обороны СССР. Она хранила все его письма и документы, т.е. все, что осталось от сына.
- Можно ли увидеть письма с фронта? - спросил я Пурумзи. 
- Нет, ничего не сохранилось. Моя бабушка хранила их, после ее смерти как-то никто ими не интересовался, они не сохранились.
- А может, есть его фотография?
- Когда в школе открывали стенд ветеранов ВОВ, нас тоже просили принести фотографию. Мы ее не нашли, она не сохранилась, ведь все пропало, когда нас выслали, - сказал он. 
Хочу напомнить еще одну интересную историю, связанную с историей предков Ясаевых, об этом при жизни мне рассказал отец Пурумзи Шейха. Дело в том, что начало своей фамилии Ясаевы берут от имени дедушки Пурумзи. Когда после окончания кавказской войны 25 тысяч чеченцев обманным путем переселили в Турцию, среди этих мухажиров был и прапрадед Шейха со своей семьей. Когда они узнали, что их обманули, они решили любой ценой вернуться на родину, в Чечню. Вернулись они, перенеся неимоверные препятствия и трудности. Когда по дороге, голодные и изможденные, они сели отдохнуть на берегу речки Ясси (Ямансу), во время привала родился сын, он и есть дед Шейха. Мальчика в честь возвращения и места, где он родился, назвали Ясса, вот с его имени и берет начало фамилия Ясаевых. 
Становление 
Основное население Чечено-Ингушетии в те годы в абсолютном большинстве было неграмотным. Нажади Хуцуруев  искренне и от всей души принял новую власть, так как ему были по душе новые веяния. Национальные окраины получили государственность и автономии, лозунги «Заводы - рабочим, земля - крестьянам, власть - Советам» прельщали его. Благодаря активности и грамотности, перед войной Нажади назначили секретарем комсомольской организации Курчалойского района.
Хочу рассказать читателю еще одну, на мой взгляд, интересную историю, связанную с Нажади. У него  была сестра по имени Майса. Я слышал, что после гибели своего брата она сочиняла стихи, посвященные ему, обрела известность глубокими, проникновенными строками. В те годы я собирал фольклор, очень хотел записать стихи Майсы для памяти. Они, Хасухановы, тогда жили в самом центре Курчалоя, и я сходил к своей дальней родственнице с просьбой продиктовать свои стихотворения, объяснив, что собираюсь сохранить их для истории. Обе ее дочери мне пообещали их написать с уст матери, и я ушел обрадованный, что наконец-то мне удалось найти устное народное творчество военных лет. Каково было мое разочарование, когда через месяц ее дочери при встрече мне сказали, что она не хочет, чтобы их записали.
С того момента прошло не мене 30 лет. Майса, в преклонном возрасте, лежала прикованная к постели. Я ее проведывал и как-то не удержавшись,  спросил ее: «Майса, почему вы отказали мне записать ваши стихи, ведь я хотел их сохранить, на память о вашем брате?». Она печально окинула меня взглядом и чуть промолчав, сказала: «Мне дочери запретили, они почему-то не хотели, чтобы их записали». 
Через несколько месяцев Майсы не стало (Дала гечдойла цунна), она унесла с собой в могилу сокровенные строки, посвященные своей любимому брату.
 К сожалению, у Ясаевых не сохранились фотографии и многочисленные письма с фронта, которые писал Махмуд матери и братьям. Майсе дочери не позволили сохранить ее стихи военных лет. Все, что осталось от двоих добровольцев Красной Армии, которые сложили свои головы, защищая Советскую Родину на западных рубежах страны, - единственная фотография Нажади, которая сохранилась чудом. И это все. Их родителей, сестер и братьев в праздничный день 23 февраля 1944 году в морозное утро, в День Советской армии выселят в суровые, заснеженные степи Средней Азии. Советский народ во второй мировой войне потерял 20 млн. человек, а чеченский народ похоронил в суровых, заснеженных степях Казахстана и Киргизии половину своей нации, которая погибла от холода, голода и болезней. Вторая мировая война стоила человечеству 50 млн. жизней, и среди них жизни двух добровольцев из Курчалоя.

Послесловие
Сегодня, совершенно случайно, по воле Всевышнего, я вспомнил погибших в неравном бою двоих друзей-курчалойцев, и единственная память в печати об этих красноармейцах - эти строки, которые я написал впервые. А сколько их, наших соплеменников, лежат в сырой земле от Грозного до Берлина?  Завершая свой рассказ, не могу не вспомнить один случай. Нас, студентов ЛГУ, в 1981 году повезли на Пулковские высоты, недалеко от Ленинграда, где проходили бои за северную столицу. Там наш автобус остановился на берегу Ладожского озера у небольшого домика. Это, оказывается, не простой домик, это был музей военной славы на берегу Ладожского озера, по которому пролегала дорога жизни в годы блокады. В небольшом музее под стеклянными витринами лежали записки, написанные руками бойцов тех лет. К моему удивлению и радости, на одном клочке бумаги были слова: «Запомнят гады путь от Грозного до Берлина», внизу была фамилия Ахматов. Помню, это было исключительно радостное событие для меня, я был горд  перед своими сокурсниками. Я никогда нигде не видел и не читал, чтобы об этой записке писали или говорили в прессе, но это факт  очень приятный для нас, чеченцев. 
Анзор Давлетукаев

Категория: ---

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Введите два слова, показанных на изображении: *